image

      Колыбель наших желаний: повесть

      Тип статьи:
      Авторская

      Часть 1

      «Моя бабушка, сидя в любимом кресле в кухне, всегда любила вспоминать прошлое, говорить, как было хорошо раньше. Наверняка, эта ситуация, за исключением нескольких индивидуальных моментов, знакома всем, не так ли? То-то. Но! Я хотела рассуждать не на тему прошлого, а на тему будущего. К сожалению, бабушку в этом плане часто увлекали темы негативного характера: о бесчеловечности, о беззаконии, об отсутствии оптимальной экологической обстановки и даже о войне. Атомной. Бабушка говорила о многом. О том, что мое поколение будет заботиться только о себе, будет четкое разделение богатых и бедных, в примерном соотношении десять к девяносто, соответственно. О том, что «нормальных людей» не останется, будут только люди с психическими заболеваниями. Более того, они будут творить страшные (даже боюсь привести пример ее фраз!) вещи, и в целом все будет плохо. К этому добавлялась экологическая обстановка, и ее медицинская картина мира становилась настолько ужасной, что… Страшно за мировоззрение этого человека. Что там дальше по списку? Война? В ее годы, в начале двух тысячных, положение Российской Федерации в мире было, мягко говоря, так себе. Вот она и пророчила. Слава Богу, что… О, это чуть позже», — читал Михаил дневник своей жены.

      Когда молодой человек взял рукопись в руки, он улыбнулся, ведь сейчас о таком виде письма легенды ходили, но после прочтенных нескольких страниц настроение ухудшилось. Неужели, раньше действительно были такие пессимистичные взгляды на будущее? Зачем же было себя так настраивать! Помотав головой, Михаил вернул дневник на свое законное место в шкафу и отправился в магазин, что было дальше по списку дел на сегодня. Столько негативных мыслей за какие-то считанные минуты необходимо срочно выгнать! Захлопнув за собой дверь и услышав характерный ряд щелчков, Михаил по привычке кивнул и...

      Часть 2

      … и встретил пожилую женщину, которая поднималась трусцой по ступенькам. Михаил живет на девятнадцатом этаже, а эта женщина — на этаж выше.

      — Добрый день, Любовь Максимовна! — улыбнулся Михаил соседке.

      — Михаил Владимирович! Внучек! С днем Вас! Как жизнь? Чего еще не на улице? Почти полдень! — ее слегка сбившееся дыхание начало приходить в норму.

      — Что Вы, дорогая Любовь Максимовна, я не посмел бы пропустить утреннюю пробежку! – Михаил изобразил бег трусцой вокруг соседки. Она усмехнулась. — К слову, сегодня утро ЕГУК (еженедельной генеральной уборки квартиры), Вы не забыли?

      — Господь с Вами, уже суббота? — Любовь Максимовна выдохнула, вернулась к лестнице и продолжила подниматься, бросая на прощание, — встретимся на фестивале!

      Трусцой пожилая женщина отправилась на свой этаж, а Михаил, перепрыгнув через перила, отправился дальше. Посмотрев буквально секунду или две на парковку для велосипедов, молодой человек решил, что отправится в магазин пешком, подышит свежим воздухом и разомнет косточки перед вечерним сидением в театре.

      — Михаил Владимирович, день превосходный! — его друг остановил свой велосипед и подъехал к нему, протягивая руку. Михаил, улыбнувшись, пожал ее.

      — День отличный, Павел Алексеевич, — кивнул Михаил, смотря по сторонам. — Как ночная смена?

      — Не поверите, но лучше, чем дневная! — расхохотался друг. — После принятия закона о жизненном цикле товара до его реализации на рынок, наше предприятие просто цветет!

      — Стойте. Его же лет десять назад приняли. – изогнув бровь, припомнил Михаил.

      — Да? А все, как вчера! О, знаете, что еще? Наша смена в прошлом месяце первое место заняла! До сих пор висим перед входом! — снова расхохотался Павел.

      — Переизбрали? — догадался Михаил, улыбаясь и следя за жестами друга.

      — А то! Мы лучшие! И продукция наша лучшая! И вторсырье! И… — Павел хотел перечислить еще ни одно качество, и Михаил, предвидя, поспешил вмешаться.

      — Поздравляю! Так держать. – он похлопал друга по плечу.

      — Да какой «так держать»? Совершенствоваться надо! Вам, к слову, тоже. Когда о Вас в последний раз в новостях писали? – прищурился Павел.

      — Мне это не нужно. – Михаил мимолетно отвел взгляд, вспоминая о некоторых проблемах в семье.

      — Мне нужно! Не каждый может похвастаться тем, что занимается добычей полезных ископаемых на Марсе! – взмахнул руками Павел и вовремя спохватился о падающем велосипеде.

      — А Вы все прошлым живете, у нас сейчас это не новость. — мягко намекнул Михаил, но Павел не обиделся.

      — Новое — это хорошо забытое старое. Так что все хорошо! Ладно, поехал я, а то не успею на субботний фестиваль. – Проговорил он, ставя ногу на педаль. — Что там сегодня? Рыбки?

      — Нет, театр, — улыбнулся Михаил, прощаясь с другом.

      Михаил жил довольно-таки далеко от центра города, но его это не беспокоило вовсе: чем дальше от работы, тем больше километров необходимо преодолеть, а это, в свою очередь, благоприятно скажется на здоровье. Задумавшись, Михаил не сразу заметил, как вышел на малолюдную улицу. Машинально посмотрев вперед, он сосредоточил взгляд на фигуре идущего уже в нескольких шагах мужчину. А вот и та причина, о которой Михаил вспомнил в разговоре с другом. Он хотел игнорировать данного индивида, однако...

      Часть 3.

      … однако индивид не желал игнорировать Михаила. Его брови нахмурились, шаг ускорился, а руки были изъяты из карманов.

      Михаил Владимирович остановился вовремя: еще секунда, и пропустил бы удар. Отпрыгнув назад, Михаил уклонился от новой порции ударов соперника, который был настолько быстр, что перейти в атаку возможности не находилось. Или… Есть! Михаил, не мешкая, воспользовался секундным замешательством противника, и его сжатый кулак угодил в цель. Мужчина отпрыгнул, сказав несколько нецензурных слов. Затем, накинув капюшон на голову, схватил Михаила за рукав и повел в сторону старого склада, вещи из которого перевезены еще не полностью.

      — Алексей, ты… — Михаил сжал руки в кулаки, но за мужчиной пошел.

      Пройдя немного, Алексей заметил много вещей, которые «лежат не на своем месте». Взяв ящик, он с разворота бросил его в стену. Подойдя к батареям, Алексей попытался оторвать их от труб. Ярость, которая была сейчас его главным источником силы, переполняла его сполна, поэтому он, закричав громко, выразительно, душу вкладывая в этот крик, оторвал батарею и бросил ее в стену. Хлынувшая из труб вода начала распространяться по помещению склада, а от стены, о которую ударился уже второй предмет за последние пять минут, отскочил кусок. Но этого еще мало, Алексей еще не закончил. Михаил молча наблюдал, но вмешиваться не спешил.

      — Надо было в окно, — сказал Алексей, подойдя к окну, кулаком разбив стекло вдребезги. Несколько осколков задели самого Алексея, но он игнорировал и это, и кровь, хлынувшую из царапин. Продолжая кричать так, что сорвал голос, он начал крушить оставшиеся ящики и обнаружил, что в них лежат бутылки с неизвестной ему жидкостью. Разбив их о стену, Алексей уставился вниз, на воду, которая вытекала через трещины и заполняла комнату. Не просто вода. Немного ржавая вода вперемешку с бензином и кровью. Рассмеявшись, Алексей упал на пол, прислонивший спиной к стене. Он наблюдал за разрухой вокруг себя и смеялся.

      — Алексей… — Михаил подошел к нему. Его глаза выражали безысходность, а губы пытались натянуть намек на улыбку. — Ты снова за свое?

      — Как же меня раздражает это твое выражение лица! ВСЕ ЭТО НАДМЕННОЕ И ЛИЦЕМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ВСЕХ ВОКРУГ! Что это? Доброта? Забота? Нет! Меня тошнит от того, что происходит! Тошнит от всех правил и законов, которые придумали за последнее время! Тошнит от того, что ты тоже на их стороне, брат!

      — Довольно! — Михаил слегка нахмурился, хотя и старался держать себя в руках. Он схватил брата за капюшон, вывел из склада прочь. — Что ты с собой сделал?

      — А ты что с собой сделал? Что вообще эти законы с нами сделали? Равняемся опять на кого-то! – Алексей не сопротивлялся действиям со стороны брата.

      — Ты не прав! Мы давно вышли в мировые лидеры! Это на нас… равняются. – Выдавил из себя Михаил, мельком посмотрев на Алексея. Когда-то он понимал его чувства, но не сейчас. Сейчас все изменилось.

      — Никто на нас не равняется! Как на нас смотрели, так и смотрят! НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ! – Он сделал акцент на последней мысли. Затем, вздохнув, продолжил более спокойно. — Все стало лишь хуже.

      — Лучше бы изменился ты. – Кратко выразил свое мнение Михаил.

      — Ни за что на свете я не стану таким посмешищем, каким стало наше российское стадо! — Сплюнул. Увидев выражение лица брата, Алексей усмехнулся. — Что, правда глаза колет, а? Все эти социальные проекты лишь прикрытие! Ничего не изменилось...

      — Довольно, Алексей. — Михаил отпустил брата. — Ты не желаешь понять, почему и что происходит. Ты живешь прошлым, мы же думаем о будущем. Мы спасаем планету от...

      — Это планета вас спасает! А вы ничем ей не отплачиваете! За другие уже принялись. Ничего не изменится к лучшему. – Он сжал руки в кулаки. – НИКОГДА!

      — Господи, Вы в порядке? — К ним подбежала девушка лет двадцати. Она с ужасом смотрела на то, как выглядел сейчас Алексей. — Вызвать «Скорую»? Помочь дойти до лавки? Давайте я Вам окажу первую помощь!

      — Нет, Алексей, — Михаил перевел взгляд с беспокоившейся девушки на брата, — все изменилось.

      Алексей сплюнул. Девушка, позвонив в «Скорую», начала тараторить о том, в каком состоянии молодой человек, где находится и так далее по пунктам. Немного погодя, собрались около братьев еще несколько прохожих и, наконец, приехала «Скорая». Санитары сразу же бросились к пострадавшему и приступили к оказанию помощи. Все прохожие обеспокоенно бродили неподалеку, ожидая слов: «Теперь все будет отлично».

      Через несколько минут приехала полиция. Ее уполномоченные представители начали расспрашивать о том, что здесь произошло. Михаил услышал лишь то, что девушка прибежала сюда на звуки разбитого стекла. Один из полицейских подошел к Михаилу, задавая тот же вопрос. Вздохнув, Михаил решился...

      Часть 4.

      … решился на то, что даст еще один шанс брату. Немного соврав полицейскому, который поверил в честное слово гражданина, Михаил подошел к брату, который ругался с санитаром. Натянув улыбку, он перед всеми извинился и заставил брата пойти с ним.

      Шли молча. Михаил уже забыл о том, что направлялся в магазин. Сейчас его беспокоил сегодняшний день. Сначала дневник жены, окрашенный явным негативом, теперь брат, который, приехав из-за границы, так и не понял, насколько изменилась Россия и в какую сторону.

      — Может, не прав все-таки я? Может, я слепо шел по протоптанной дороге, не желая обращать внимания на более важные вещи? — Михаил начал сомневаться, что сразу же заметил Алексей. Вздохнув, он уставился в небо, затянутое облаками.

      — Мы оба неправы, брат. — начал Алексей, наблюдая за облаком в форме какой-то зверушки. — Я живу прошлым, а ты — будущим. Но мы-то в настоящем. Почему мы не думаем о том, что перед нами?

      — Я думаю о… – Михаил уже приоткрыл рот для завершения фразы, но его прервали.

      — Не начинай. Я тут умную мысль пытаюсь донести до тебя, не мешай! — Михаил слегка улыбнулся этим словам Алексея и тоже уставился на небо. Рядом с облаком в виде большой зверушки плыло еще одно, но раза в два меньше. — Я люблю Россию больше, чем кто-либо. Мне больно смотреть на то, что с ней сделало время. Что с ней сделали люди. Ее начали ассоциировать с ними!

      — Эти люди, между прочим, берегут ее как зеницу ока. – вставил свое слово Михаил.

      — Научно-технический прогресс — это хорошо, но России не хватает настоящих людей. Настоящих русских людей. Россия огромна, уверен, что людей, которые думают так же, как и я, еще много. Вместе мы сможем изменить ее по-настоящему! – Алексей сжал руки в кулаки.

      -Разрушение склада входит в список? – изогнул бровь Михаил, вспоминая, как врал полицейскому.

      Алексей замолчал. Михаил похлопал его по плечу и достал ключи от дома. Жестом пригласил брата в дом.

      Жена и дочь уже вернулись, и сейчас готовили второй обед. Жена очень удивилась появлению Алексея, но затем улыбнулась ему и продолжила свои дела.

      Братья отправились в столовую. Алексей вновь настроился на разговор.

      — Я сознаюсь, и отработаю все убытки. – подытожил он.

      — Правильно. — кивнул Михаил, делая серьезное выражение лица, хотя в глазах пылали огоньки.

      — Не хочу ничего слышать! Я это делаю не из-за того, что ты мне нравоучения последний час читал! – для наглядности Алексей взмахнул рукой. — Это все для будущего России!

      — Уверен, она будет тебе благодарна за такое будущее. – мягкий тон Михаила заставил брата задуматься. Но затем он нахмурился.

      — Опять ты?.. – Алексей хотел развить мысль, но его прервали.

      — А вот и мы! — дочь прибежала с тарелкой.

      Жена начала раскладывать все на столе, пока дочь бегала мыть руки. Михаил хотел помочь, но ему сделать это не дали. Алексей же молча за всеми наблюдал.

      — О чем говорите, господа? — поинтересовалась жена.

      — Кстати… Дорогая, какой ты видишь Россию через несколько лет? – Михаил мимолетом посмотрел на брата, а затем — снова на жену.

      — Великой процветающей державой. — без колебаний ответила жена.

      — А я вижу летающие машинки, добрых инопланетян, прилетавших к нам на выходных, и много вкусной еды! – вмешалась дочь, улыбаясь и сжимая вилку в руке.

      — Отличная мысль! — рассмеялся Михаил, ткнув кулаком в локоть Алексея.

      — Смеешься, да? — Алексей нахмурился. Вскочив, он взял вилку племянницы и, откашлявшись, заявил, — запомните! Я изменю нашу Россию так, что она будет раем на Земле!

      — А еще там будут летать машины! — добавила дочь, отняв у дяди свою вилку.

      Все рассмеялись, наблюдая за тем, как вилка власти переходила от одного правителя к другому. Но все-таки она вернулась на свое законное место. Алексей сначала не понял, в чем суть, но затем, осознав, с улыбкой окинул всех взглядом и прикрыл глаза.

      08.12.2016