image

      Лучший способ сохранить свою Землю для будущих поколений – это освободить страну от коррупции

      Тип статьи:
      Авторская

      Разумеется, в нашем мире много разных проблем, которые надо решать. Это и экология, и агрессия людей по отношению друг к другу, и уровень образования и культуры, и проблема сиротства. Но я решила поставить на первое место вопрос о коррупции, потому что до тех пор, пока ресурсы оседают в карманах чиновников, мы будем продвигаться во всех перечисленных направлениях черепашьими шагами.

      Ведь уже есть множество отличных экопроектов, которые помогли бы сохранить нашу планету. А если действительно нормально обеспечить «случайно залетевших» молодых мам и приемные семьи, то не будет проблемы сиротства. И финансы для системы образования и сферы культуры у нас есть – просто не попадают по назначению.

      Чиновник на Руси всегда воровал. Но как это изменить?

      Итак, первое, что я хочу отметить в качестве причины проблемы и что я предлагаю исправить: Россия – это огромная территория, что влечет за собой необходимость сильной власти и сложного, неповоротливого чиновничьего аппарата. Если посмотреть на нашу историю, то легко заметить, что она движется по кругу: сильная власть → власть чувствует, что ей «можно все» и еще больше «сжимает горло» народу → как только терпеть становится невмоготу, народ скидывает власть → наступает момент анархии, нищеты и разрухи → вконец обнищавший народ с радостью приветствует сильного лидера, когда тот находится → и снова рождается сильная власть.

      Почему так происходит? Да потому что невозможно на такой территории, как Россия, установить демократию в ее европейском понимании. Невозможно из единого центра на началах «свободы, равенства и братства» руководить таким скопищем народа и на таком отдалении от себя. Вывод: нужна сильная власть и огромное количество чиновников со строгой системой подчинения и отчетности. В итоге мы получаем сложную разветвленную паутину, в которой запутается любой нормальный человек, но зато отлично ориентируются пауки. К тому же они тратят огромное количество времени на составление и пересылку отчетов «снизу вверх» и приказов «сверху вниз» вместо того, чтобы работать и реально что‑то делать. Так что даже если на госслужбу случайно забредет молодой энтузиаст, мечтающий «сделать мир лучше», то очень быстро погрязнет в этих бумагах, поймет, что ничего не может изменить, а вот поправить свое финансовое положение может вполне.

      Разницу между маленькой страной и большой я обычно мысленно представляю на примере предприятия. Приходилось ли Вам когда-нибудь работать в компании, где изначально было небольшое количество человек (до 50), а потом, при Вас, в период Вашей работы, фирма разрасталась человек до 200 и более? У меня был такой опыт.

      Умный и добрый руководитель (а у меня был именно такой) довольно легко и на демократических началах управится с небольшим количеством сотрудников, каждого из которых он знает не только в лицо и по имени, но и просто по-человечески. Ваш трудовой договор состоит из формальных двух листочков, Вы заходите к начальнику без стука, и он досконально знает всю Вашу работу, проблемы офисные и личные. На предприятии есть только директор, бухгалтер, а остальные – просто специалисты своей сферы, равные между собой. И без всяких внутренних нормативных актов люди решают свои задачи и находят выход из любой ситуации.

      Но предприятие растет. И вот уже перед дверью начальника появляется один секретарь, а потом и второй. На прием уже не попасть без записи. Однажды Вам приносят на подпись пачку бумаг: новый трудовой договор на 10-ти листах, должностная инструкция, правила внутреннего распорядка и пр. Возникает жесткая структура из замов, начальников отделов, старших и младших специалистов. Появляется целая прослойка людей, чья единственная функция – «следить и отчитываться».

      Но если на предприятии это все-таки не так ужасно, то на уровне страны подобное приводит к чиновничьему беспределу и авторитарной (а то и тоталитарной) власти.

      Поэтому – да, я уверена, что значительная часть всех проблем нашей страны в ее огромной территории.

      Конечно, я русский человек, я люблю свою Родину, и у меня не повернется язык предложить разделить ее на части. Но я бы предложила усилить местное самоуправление и власть в субъектах федерации. Усилить до такой степени, чтобы центральная власть сохранила лишь минимум, без которого никак (армия, серьезные научные исследования – типа освоения космоса, федеральные налоги (минимальные), представление страны на международной арене). На сегодняшний день у нас главное слово – за центральной властью, на втором месте – власть в субъектах, и на третьем – местная. А должно быть с точностью до наоборот: главным человеком на конкретной территории должен быть мэр города, после него – губернатор, а президент должен осуществлять формальное представление страны перед соседями. Вплоть до того, что на всю Россию должны распространяться только нормы Конституции и кодексов, а все прочие акты должны быть исключительно местными. И если возникает несогласие между президентом, губернатором и мэром, то именно за мэром должно быть последнее слово, как за человеком, который живет именно здесь, знает своих людей, заинтересован в развитии своего города.

      Посмотрите на США: тоже огромная территория и большое количество людей. Но это богатая, экономически процветающая страна, построенная на принципах европейской демократии. Разница в том, что их штаты – это, по сути, «государство в государстве». Они, на самом деле, очень автономны, и законодательство в них может сильно различаться.

      Один мой знакомый недавно переехал на ПМЖ в небольшой городок в Израиле. И рассказал интересную вещь: мэр в этом городе каждый день ходит на работу только пешком. Идти ему – всего минут пятнадцать, но он выходит за два часа, потому что люди останавливают его на пути: что-то просят, жалуются, рассказывают. А он выслушивает каждого и ежедневно вот так, безумно медленно, добирается до места службы, а вечером аналогично – домой.

      Разве можно представить, чтобы Путин вот так прошел мимо нас, а мы могли рассказать ему о своих проблемах, попросить помощи, предложить свои идеи? Это нереально, даже если президент этого искренне хотел бы. По большому счету, даже крупный город не потянет такую близость власти и народа. Поэтому в крупных городах, я считаю, главным человеком должен быть даже не мэр, а глава района. К примеру, моя родная Пермь – это город-миллионник, и в нем, несомненно, надо разделить местную власть: наш мэр при всем желании не справился бы с задачей «знать каждого жителя и править на началах равенства и братства». А вот глава моего Мотовилихинского района – это уже свой человек, сосед, который может пройти мимо, который знает проблемы народа, живущего вокруг него. И именно он должен быть главным для нас.

      Итак, первое, что я предлагаю, это сблизить власть с народом. Только это создаст настоящее, демократическое, человеческое общение и уберет необходимость многоуровневого чиновничества, бумажной волокиты, ненужной отчетности и, соответственно, снизит возможности для воровства.

      Второе мое предложение, возможно, покажется слишком революционным или из области фэнтези, но дочитайте до конца: его не просто осуществить, но в этом есть смысл.

      Проблема коррупции также и просто в несовершенстве человека. Увы, человек слаб, и у него много разных желаний. Оказавшись в пучине соблазнов, мало кто способен от них отказаться.

      Но все же есть те, кто отказывается от всех материальных благ. Речь о монахах. К сожалению, монашество любой религии предполагает чаще всего уход от мира. Но если найти тех из них, кто свой духовный путь увидит также в служении людям, то это может решить проблему. Такие чиновники не стали бы воровать. Но для этого требуется соблюдение следующих условий:

      1) Такой чиновник-монах не должен иметь ни семьи, ни собственности (что вполне соответствует традиционным обетам безбрачия и нищеты). В противном случае у него сохранится свой личный интерес.

      2) Государство не должно участвовать ни в каких религиозных вопросах. Если люди собираются в группы для богослужений и на личные средства строят храмы на частной земле, то это их личное дело. Необходим однозначный и вечный запрет на любое упоминание религиозных организаций в любых государственных или местных актах. (В противном случае каждый чиновник-монах неизбежно помогал бы развитию «своей» религии, что нарушит права остальных и может создать религиозное государство.)

      3) Бесполезно запрещать проповедническую деятельность – она была, есть и будет. Но надо защитить людей от манипуляций и сект, а в таком государстве желающих привлечь в религию будет достаточно. С этой целью необходимо еще в начальной школе ввести предмет о манипуляционных и гипнотических техниках. Только знания о том, как людям промывают мозги, может уберечь их от того, чтобы стать жертвой.

      Вот эти два последних пункта, я надеюсь, снизят негативные последствия того, что у такого чиновника-монаха все же есть свой интерес. И тогда чиновник будет заниматься именно служением людям, без проповеднической деятельности.

      При этом образование монаха меня в принципе интересует мало: при желании можно потратить 2-5 лет и приобрести любую нужную профессию. Гораздо важнее, чтобы человек хотел использовать это во благо.

      Я не думаю, конечно, что желающих вести такой образ жизни было бы много. Но если взять хотя бы православную церковь (а ведь есть монахи и других религий), то по статистике, монастырей у нас – 732. Официальный сайт Московского Патриархата выдает 395 монастырей, но и этого уже достаточно: допустим, в среднем, в монастыре живет 40 человек. Итого получается более 15 тысяч человек, выбравших путь духовного служения и отречения от материального, только из числа православных (395 х 40 = 15 800).

      В России, согласно статистике, порядка 1100 городов, более или менее крупных. Численность населения на 2016 год – 146 544 710 человек. Итого получается, что на каждые 9-10 тысяч человек приходится один монах (146 544 710 / 15 800 = 9 274). Это уже очень даже неплохое начало, если каждому чиновнику-монаху дать для работы территорию с 9-10 тысячами жителей. А ведь, повторюсь, есть и другие религии (и, чтобы не было перекоса, лучше привлекать разные).

      Если значимую должность займет тот, кто априори не будет воровать (хотя бы потому, что ему не на кого тратить деньги, а сам он все равно ходит в рясе и живет в келье), то мы серьезно снизим коррупцию, даже если на отдельных должностях будут попадаться нечистые на руку люди.

      Остается еще, конечно, такой вопрос: монахи часто хотят именно уйти от мира. Много ли найдется среди них желающих жить в миру? На это могу сказать следующее. Во-первых, человек – все-таки существо социальное. И даже монахам (если они не отшельники, а таких я в данной работе не учитываю) необходимы другие люди. Во-вторых, помимо молитв, монахи значительную часть дня должны уделять труду – я всего лишь предлагаю заменить работу в поле или на кухне на госслужбу. Если относиться к этому, как к служению, то, по большому счету, какая разница? В-третьих, светские власти, на самом деле, прекрасно умеют договариваться с патриархатом. А высшие чины церкви легко повлияют на «низы» (ведь послушание – добродетель). В-четвертых, если человек работает всего 4 часа в день (но действительно работает, а не пьет чай или болтает с коллегами), то он может сделать очень много. А остальное время провести в келье в молитве.

      Я не говорю, что осуществить такое просто. Нет, это очень сложно. Потребуется глобальная перестройка отношения и мирян к монашеству, и самих монахов – к служению. Но если реализовать этот план и при этом не провалиться в религиозное государство, то многое можно изменить к лучшему.

      Третье, что помогло бы существенно снизить коррупцию, это новые технологии и Интернет. Видеокамеры стоят уже, наверно, везде (давно не была в госучреждении, где их бы не было), но почему бы не пойти еще дальше? К примеру, почему бы не перенести все общение с госслужащими в Интернет, причем так, чтобы все текстовые, аудио- и видео-сообщения были публичными, и каждый мог их посмотреть как в прямом эфире, так и в записи? Ведь какая в принципе разница, сидеть мне в коридоре администрации, ожидая реальной очереди, или получить номер через Интернет, смотреть на сайте, сколько человек осталось до меня, а, когда подойдет моя очередь, подключиться по видео- или любой другой связи? Вполне можно организовать общение с госслужащими так, чтобы мы даже не знали их имен и не имели с ними других контактов, кроме официальной связи онлайн. Разумеется, ищущий найдет их в реальности, но это уже сложнее, и уровень коррупции снизится.

      Давно отжили себя и бумажные деньги. Если все платежи можно будет осуществлять только через банк, а данные счетов чиновников и членов их семей будут открытыми для всех, то мы тоже существенно снизим коррупцию. Да, конечно, можно открыть счет за рубежом или дать взятку не деньгами, но это, опять же, сложнее и отсеет часть преступников.

      Отжили себя и бумажные паспорта. У нас давно существуют электронные подписи, Интернет-банк с ключами доступа, сканирование сетчатки глаза – т.е. технически мы вполне можем наладить систему, при которой у каждого в Сети будет реальная подтвержденная личность. Что позволит легко и быстро вести любые дела через Интернет. К примеру, простыми и мгновенными будут любые голосования (а также бесплатными и автоматическими в плане подсчета голосов), что позволит привнести демократию в нашу повседневную жизнь. Скажем, чиновник при выполнении своей работы вел себя некорректно – все было зафиксировано, потому что вся его работа прозрачна и записывается – кто-то дотошный, скучающий или просто случайный посетитель увидел это, оформил жалобу и мгновенно выставил на голосование вопрос о снятии этого чиновника с должности. Все жители города (или района, если город большой) получили уведомление, проголосовали или воздержались – и нерадивый чиновник снят. Если бы каждый госслужащий знал, что так легко может лишиться должности, это тоже стимулировало бы его быть предельно аккуратным.

      Конечно, главное – это люди. И если каким-то чудом все разом «просветлятся», станут мудрыми и добрыми, то сразу наступит «мир во всем мире» без всяких реформ. Увы, вряд ли такое произойдет в ближайшем будущем. Но если мы решим проблему коррупции, то появятся средства на воспитание подрастающего поколения: на систему образования, сферу культуры, на поддержку малоимущих (не формальную, как сейчас, а на реальную помощь), на распределение всех сирот по семьям. И лет через 20 мы заметим, что мир изменился: не только потому, что жизнь наша стала благополучней в финансовом смысле, но и потому, что изменились сами люди.

      Кроме того, мы начнем уважать нашу власть. Чиновник для нас станет «слугой народа» (или просто человеком, нормально и честно выполняющим весьма сложную работу), а не тем, кто имеет «официальное право на воровство». А от уважения к власти появится и желание ей помогать, и гордость за страну, и ощущение того, что общественная территория – тоже наша, своя, и поддерживать чистоту и красоту надо не только в своей квартире, но и во дворе, на улице, в парке – везде. Простой человек почувствует, что он хозяин в своей стране, что он может на что-то повлиять. А раз может, то он обязательно захочет, особенно молодежь, у которой всегда масса идей.


      02.04.2017