image

      Конспект книги В.И.Вернадского «Научная мысль как планетное явление»

      Часть 1. М.: Наука, 1991. 271 с. С. 235-244
      Конспект составлен В.М.Капустяном с использованием специально опубликованной методики на сайте www.rema44.ru
      Материал статьи:


      НЕСКОЛЬКО СЛОВ О НООСФЕРЕ

      Мы приближаемся к решающему моменту во Второй мировой войне. Она длится в Европе пять лет, а на Дальнем Востоке уже 13 лет. В истории человечества война такой мощности – небывалое явление. Ей предшествовала менее мощная, Первая мировая война с 1914 по 1918 гг. В нашей стране Первая мировая война привела к новой форме государственности.

      Можно и дὸлжно рассматривать явления такой мощности как большой геологический, а не только исторический процесс. Первая мировая война изменила в корне мое геологическое миропонимание.

      В атмосфере войны я подошел к новому пониманию природы – к геохимическому и к биогеохимическому, – охватывающему и косную и живую природу. Я провел годы войны в научно-творческой работе.

      В 1915 г., в Российской академии наук была образована академическая «Комиссия по изучению производительных сил» – КЕПС (председателем которой я был), сыгравшая заметную роль в критическое время Первой мировой войны.

      Ибо для Академии наук неожиданно в разгар войны выяснилось, что в России не было точных данных о так называемом стратегическом сырье.

      Пришлось быстро сводить воедино рассеянные данные и покрывать недочеты нашего знания.

      Подходя геохимически и биогеохимически к изучению геологических явлений, мы охватываем всю природу в одном аспекте. Это как раз совпадало с тем, что, как оказалось теперь, характеризует науку XX в. XX век – век научного атомизма.

      Все эти годы я был охвачен мыслью о геохимических и биогеохимических проявлениях в окружающей природе (в биосфере). Наблюдая ее, я направил систематически в эту сторону и свое чтение и размышление.

      Получаемые мною результаты я излагал в виде лекций и докладов в Ялте, в Полтаве, в Киеве, в Симферополе, в Новороссийске, в Ростове и других. Стоя на эмпирической почве, я оставил философские искания и старался опираться только на точно установленные научные и эмпирические факты, изредка допуская рабочие научные гипотезы.

      Я ввел вместо понятия «жизнь» понятие «живого вещества», сейчас утвердившееся в науке. «Живое вещество» есть совокупность живых организмов. Понятие «жизнь» выходит за пределы понятия «живое вещество».

      В гуще и сложности жизни человек забывает, что он и все человечество неразрывно связаны с биосферой, с ее материально-энергетической структурой.

      В общежитии обычно говорят о человеке как об индивидууме, который свободно строит свою историю. До сих пор историки, ученые других гуманитарных наук и биологи, сознательно не считаются с законами биосферы – земной оболочки, где только и может существовать жизнь.

      Но ни один живой организм в свободном состоянии на Земле не находится.

      Все организмы неразрывно и непрерывно связаны – прежде всего питанием и дыханием – с окружающей их материально-энергетической средой. Каспар Вольф (1733-1794) ярко выразил это в книге «Об особенной и действенной силе, свойственной растительной и животной субстанциям».

      Человечество, как живое вещество, неразрывно связано с материально-энергетическими процессами геологической оболочки земли – с ее биосферой. Оно не может физически быть от нее независимым ни на минуту.

      Понятие «биосферы», т.е. «области жизни», введено Ламарком (1744-1829) в начале XIX в., а в геологию Э.Зюссом (1831-1914) в конце XIX века. В нашем столетии биосфера получает новое понимание как планетное явление космического характера.

      Жизнь (живые организмы) реально существует не только на нашей планете. Мысль о жизни как космическом явлении существует давно. Столетия назад, в конце XVII в. Христиан Гюйгенс (1629-1695) в своей книге «Космотеорос», вышедшей в свет уже после его смерти, научно выдвинул это положение.

      Книга эта была дважды, по инициативе Петра I, издана на русском языке под заглавием «Книга мирозрения». Гюйгенс в ней установил обобщение, что «жизнь есть космическое явление, в чем-то резко отличное от косной материи». Это обобщение я назвал «принципом Гюйгенса».

      Живое вещество по весу составляет ничтожную часть планеты. По-видимому, это наблюдается в течение всего геологического времени, т.е. геологически вечно.

      Оно сосредоточено в тонкой, сплошной пленке на поверхности суши в тропосфере – в лесах и в полях – и проникает весь океан. Количество его – десятые доли процента биосферы по весу (порядка 0,25%). На суше оно идет на глубину меньше 3 км. Вне биосферы его нет.

      В ходе геологического времени оно изменяется морфологически. Медленное изменение форм жизни, форм живых организмов, генетически между собой непрерывно связано, от одного поколения к другому без перерыва.

      Веками эту мысль поднимали в научных исканиях; в 1859 г. она, наконец, получила прочное обоснование в великих достижениях Ч.Дарвина (1809-1882) и А.Уоллеса (1822-1913). Она вылилась в учение об эволюции видов – растений и животных, в том числе и человека.

      Эволюционный процесс присущ только живому веществу. В косном веществе нашей планеты нет его проявлений.

      Те же минералы и породы, что образовались в криптозойской эре, образуются и теперь. Исключение – биокосные природные тела. Изменение морфологии живого вещества в процессе эволюции неизбежно приводит к изменению его химического состава.

      Биогенные породы (т.е. созданные живым веществом) составляют огромные массы, идут далеко за пределы биосферы. Учитывая явления метаморфизма, они превращаются, теряя всякие следы жизни, в гранитную оболочку, выходят из биосферы. Гранитная оболочка Земли есть область былых биосфер.

      В книге Ламарка де Монне (1744-1829) «Hydrogeologie» (1802) живое вещество являлось создателем главных горных пород нашей планеты.

      Д.Д.Дана (1843-1895) и Д.Ле-Конт (1823-1901), два геолога (а Дана к тому же минералог и биолог) выявили еще до 1859 г. эмпирическое обобщение, что эволюция живого вещества идет в определенном направлении.

      Это явление было названо Дана «цефализацией», а Ле-Контом «психозойской эрой». Д.Д.Дана пришел к этой мысли во время своего кругосветного путешествия (1838-1842).

      Представления о направленности эволюционного процесса – без попыток теоретически их обосновать – исходят из XVIII в. Уже Бюффон (1707-1788) говорил о царстве человека.

      Эволюционная идея была ему чужда. Она была чужда и Л.Агассицу (1807-1873), введшему в науку идею о ледниковом периоде. Агассиц считал, что геологически наступило царство человека.

      К сожалению, в нашей стране особенно, это крупное эмпирическое обобщение до сих пор остается вне кругозора биологов.

      Дана указал, что на протяжении двух миллиардов лет наблюдается (скачками) усовершенствование – рост – центральной нервной системы (мозга), начиная от ракообразных и моллюсков (головоногих) и кончая человеком. Это явление и названо им цефализацией. Раз достигнутый уровень мозга не идет уже эволюционно вспять, – только вперед.

      А.П.Павлов (1854-1929) говорил об антропогенной эре, нами теперь переживаемой. Он правильно подчеркнул, что человек на наших глазах становится могучей и все растущей геологической силой.

      Эта геологическая сила слагалась геологически длительно и незаметно.

      В XX в. человек узнал и охватил всю биосферу, закончил географическую карту планеты и расселился по всей ее поверхности. Человечество своей жизнью стало единым целым. Нет ни одного клочка Земли, где бы человек не мог прожить, если бы это было ему нужно.

      Благодаря технике и успехам научного мышления человек может говорить из любой точки нашей планеты с кем угодно. Перелеты и перевозки достигли скорости нескольких сот километров в час. Все это результат цефализации Дана (1856), роста человеческого мозга и направляемого им его труда.

      Л.Брентано ярко иллюстрировал планетную значимость этого явления. Он подсчитал, что, если каждому человеку дать один квадратный метр и поставить всех людей рядом, они бы не заняли даже всей площади маленького Боденского озера на границе Баварии и Швейцарии. Остальная поверхность Земли осталась бы пустой от человека.

      Все человечество, вместе взятое, представляет ничтожную массу вещества планеты. Мощь его связана не с его материей, но с его мозгом, с его разумом и направленным этим разумом трудом.

      В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление.

      Геологический эволюционный процесс отвечает биологическому единству и равенству всех людей – Homo sapiens развивается. Это – закон природы.

      В войне, в конце концов, побеждает тот, кто этому закону следует. Нельзя безнаказанно идти против принципа единства всех людей как закона природы.

      Впервые интересы народных масс – всех и каждого – и свободной мысли личности определяют жизнь человечества, являются мерилом справедливости. Человечество становится мощной геологической силой. И перед ним становится вопрос о перестройке биосферы в интересах человечества как целого.

      Это новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, и есть «ноосфера».

      В 1922/23 г. на лекциях в Сорбонне я принял как основу биосферы биогеохимические явления. Часть этих лекций напечатана в моей книге «Очерки геохимии».

      Приняв установленную мною биогеохимическую основу биосферы, бергсонианец Е.Ле-Руа в лекциях в Коллеж де Франс ввел в 1927 г. понятие «ноосферы», как современной стадии, геологически переживаемой биосферой.

      Он подчеркивал при этом, что он пришел к такому представлению вместе со своим другом, геологом и палеонтологом Тейяром де-Шарденом.

      Ноосфера – новое геологическое явление на планете. В ней впервые человек становится геологической силой. Он может и должен коренным образом перестраивать своим трудом и мыслью область своей жизни.

      Здесь перед нами встала загадка:

      Мысль не есть форма энергии. Как же может она изменять материальные процессы?

      Вопрос этот до сих пор научно не разрешен. Его поставил впервые, математик и биофизик Альфред Лотка. Но решить не смог.

      Как сказал некогда Гете (1749-1832) в науке мы можем знать только, как произошло что-нибудь, а не почему.

      Эмпирические результаты такого «непонятного» процесса мы видим кругом нас на каждом шагу.

      Минералогическая редкость – самородное железо – вырабатывают теперь в миллиардах тонн. Никогда не существовавший самородный алюминий производят в любых количествах.

      То же самое имеет место по отношению к почти бесчисленному множеству впервые создаваемых на планете искусственных химических соединений – биогенных культурных минералов. Масса таких минералов непрерывно растет. Все стратегическое сырье относится сюда.

      Лик планеты – биосферу – человек химически резко меняет сознательно и, главным образом, бессознательно. Меняет человек физически и химически воздушную оболочку суши, все ее природные воды.

      В результате в XX в. все более резко стали меняться (химически и биологически) прибрежные моря и части океана. Человек должен теперь принимать все бὸльшие меры к тому, чтобы сохранить для будущих поколений никому не принадлежащие морские богатства. Человек создает и новые виды животных и растений.

      В будущем человек стремится выйти за пределы планеты, в космическое пространство. И выйдет. Мы пошли по правильному пути, – к ноосфере.

      Историки и государственные деятели только подходят к охвату явлений природы с этой точки зрения. Очень интересен в этом отношении подход к этой проблеме сэра У.С.Черчилля (1932).

      Ноосфера – последнее из состояний эволюции биосферы.

      Ход этого процесса мы только начинаем выяснять, изучая ее геологическое прошлое в некоторых аспектах. Вот несколько примеров. Пятьсот миллионов лет тому назад, в кембрийской геологической эре, впервые в биосфере появились богатые кальцием скелетные образования животных. Это – кальциевая функция живого вещества, ныне мощно развитая,– была одна из важнейших эволюционных стадий геологического изменения биосферы.

      Не менее важное изменение биосферы произошло 70-110 миллионов лет тому назад, во время меловой системы и, особенно, третичной. В эту эпоху впервые создались наши зеленые леса. Это – другая большая эволюционная стадия аналогичная ноосфере. В этих лесах 15-20 миллионов лет тому назад и появился человек.

      Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы. Мы входим в ноосферу.

      Мы вступаем в нее в эпоху разрушительной мировой войны. Но важен для нас факт, что идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере.

      Можно смотреть поэтому на наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим.

      Мы вступаем в нее в эпоху разрушительной мировой войны. Но важен для нас факт, что идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере.

      Продолжение следует.


      27.03.2017 17:44